феноменологическая девушка модель социальной работы

вебкам регистрация

Это черта нашего времени? Олег Гадецкий: Да, это черта нашего времени. Женщины осваивают мужские качества, мужчины — женские.

Феноменологическая девушка модель социальной работы как познакомиться с коллегой по работе девушкой

Феноменологическая девушка модель социальной работы

ВАРИАТИВНОСТЬ МОДЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Глубинная герменевтика в визуальном анализе на примере фильма В. Аллена «Зелиг». Инструментарий исследования уровней и компонентов внутригрупповой аттракции в производственных группах. Адаптация диагностического инструментария: опросник «Проактивный копинг». Разработка опросника «Социальное вмешательство и контроль СВК » для исследования статических составляющих тоталитарности в религиозных группах.

Комплексное исследование коллективных переживаний социальных проблем: количественные и качественно-количественные методы. Имплицитный ассоциативный «Я-Концепт» тест в исследовании когниций, связанных с насилием. Исследование проблемы кризиса маскулинности в гендерной картине мира современной молодежи методом фокус-группы.

Дифференциация образов высокостатусного и низкостатусного человека у молодежи. Проще простого. Как не надо относиться к статистике. Модификация теста дж. Кагана «Рефлективность—Импульсивность» для диагностики отношения работника к безопасности труда. Интеллектуальная конкурентоспособность страны: проблема медиации действия национального IQ. Эффект переноса имплицитного знания на сенсомоторную деятельность.

Роль категориальной идентичности стимулов в возникновении эффекта «пропусков при продолжении поиска». Позитивный и негативный прайминг как фактор возникновения телесных ощущений в норме на примере ощущений в области головы и шеи. Стохастическая роевая кластеризация в задачах автоматизированной обработки данных, представленных на естественном языке. Естественное, искусственное и науки о человеке. Культурно-историческая теория деятельности: фундаментальные открытия и новые вызовы.

Психологическое содержание взаимосвязи смысла и значения в культурно-исторической теории. Психология искусства в научной школе Л. Выготского: проблемы теории и коммуникативных практик работы с сознанием. Условия инициации пробного действия. Климанова С. Факторная структура и надежность шкалы взаимной адаптации в паре DAS в российской выборке. Семантический дифференциал жизненной ситуации.

Апробация опросника «Тенденции в принятии решений» на русскоязычной выборке. Валидизация опросника «Профиль здорового образа жизни» на российской выборке. Психометрические тесты: новые исследования. Предисловие главного редактора. Факторная структура и психометрические показатели опросника перфекционизма: разработка трехфакторной версии. Разработка русскоязычной версии опросника проблемного использования социальных сетей.

Общая шкала проблемного использования интернета: апробация и валидизация в российской выборке третьей версии опросника. Профилактика деструктивного поведения личности несовершеннолетнего. Профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних. Снятие личностного напряжения учащихся в групповом взаимодействии. Информация для авторов. Условия эффективной профилактики суицидального поведения учащихся школы. Экстренная социально-психологическая помощь детям в ситуации суицидального поведения, жестокого обращения и чрезвычайных ситуаций в образовательном пространстве города Перми: опыт МБУ «Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи».

Особенности этических норм кризисного психолога. Вопросы подростков к взрослому: путь со-развития рефлексии. Анализ практик применения профессиональных стандартов работников социальной сферы, имеющих межведомственный характер: региональные модели. Развитие психических познавательных процессов в наиболее воспримчивых возрастах — начиная с дошкольного возраста и заканчивая юностью.

Нужно ли ребенка учить врать? Пример творческого самовыражения в профессии психолога. Экспресс-тренинг уверенного поведения: социальный контекст, цели, технология проведения. Тренинг «Успешным может стать каждый» Методика самоактивации для людей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья. Социально-психологические игры как эффективное средство в развитии социально-личностной сферы детей старшего дошкольного возраста. Способы использования шахмат в работе педагога-психолога в сфере образования.

Стресс учащегося — неизбежное зло или педагогический инструмент? Формирование малых групп подростков — в руках самого педагога. Методика взаимоподражания. Постановка и достижение целей как факторы спортивной эффективности. Смирнова А. От каких жизненных испытаний, трудностей, несправедливостей и проблем не надо оберегать детей, чтобы серьезно не навредить их развитию? Проектирование программы психолого-педагогического сопровождения процесса социализации одаренных школьников.

Типы деструктивного родительского воспитания как факторы развития невротизации личности. Основные приёмы и методы коррекции деструктивных родительских установок в воспитании детей и подростков. Лидеры: кто они? Как понять это и решить, стоит ли становиться лидером самому. Этнотуризм — средство развития толерантности у детей. Методологические и диагностические основы практических исследований детских, подростковых и юношеских групп и коллективов.

Аствацатуров Г. Результаты обсуждения статьи Е. Пятакова и Д. Райко «Метод исторических параллелей как способ мышления Алгоритм работы школьного психолога с молодым педагогом: адаптация к школе и гармонизация профессиональной коммуникации. Психолого-педагогическое прогнозирование и психопрофилактика в работе педагога-психолога в контексте требований ФГОС и стандартов профессиональной деятельности.

Механизмы регулирования вопросов профессиональной этики психологов образования. Тренинг «Развитие личностного здоровья». Новая жизнь комплимента: практикум по формированию позитивных констатаций о коммуникативном партнёре. Психология НЕуспеха, или «Двери в будущее», которые мы для себя закрываем информация для обсуждения на классном часе.

Введение в психологию одаренности. Диагностика когнитивного стиля с помощью опросника ТСОВ Внутренние психологические фильтры как средства информационной защиты от негативного воздействия медиасреды.

Бить или не бить? Вопрос, как ни странно, не закрытый. Трудности поведения школьника. Сознательная манипуляция или клиника? Как понять? Что делать? ФГОС и дальнейшее падение качества образования. Компетентностно-деятельностный подход к проектированию и разработке новой модульной ОПОП. Служба практической психологии образования в России — «Куда идем мы с?.. Коррекция психоэмоционального состояния педагогов с помощью метода цветовой терапии и терапии шедеврами искусства.

Сказочный контекст групповых взаимодействий. Эмоционально-волевая сфера личности подростков и ее диагностика. Психолого-педагогическая коррекционно-развивающая программа для старшеклассников. Как правильно делать добро. Как воспитывать правильную толерантность. Бурмистрова Е. Детская возрастная психология: младенчество, раннее детство, дошкольное детство, младший школьный возраст, подростковый возраст.

Комфортность — условие жизни в образовательной среде. Типичные мифы современной молодежи и как обсуждать их с самими молодыми людьми? Профессионализация — проблема первичного включения современной молодежи в трудовые отношения.

Диагностика эмоционального состояния у детей и подростков с помощью рисуночного теста Сильвер. Имидж современного педагога просветительская программа семинара-практикума для педагогов. Научиться жизнестойкости психокоррекционно-развивающая программа преодоления виктимности для юношей и девушек.

Методические материалы для практических занятий в рамках программ духовно-нравственного воспитания студентов вуза. Межличностные отношения субъектов образовательного процесса и их комплексная диагностика. Здравый смысл против патологического стресса. Соотношение показателей общего и невербального интеллекта и креативности с оценками по предметам у учащихся четвертых классов.

Коррекционно-развивающая программа «У страха глаза велики». Как грамотно «упрекать» ребёнка, чтобы поводы для упрёков не возникали в будущем. Мы деградируем? Особенности диалогово- феноменологической психотерапии: практические аспекты психологической помощи. На школьном пороге, или «Непричёсанные советы» начинающему психологу. О практическом изучении основ социальной психологии старшими школьниками и студентами.

Как не стать невостребованным специалистом, еще учась в школе. Советует работодатель. Региональное отделение Камчатского края. Кузбасское отделение ФПО России. Обнинское отделение ФПО России. Псковское отделение ФПО России. Ростовское региональное отделение ФПО России г. Тульское региональное отделение ФПО России.

Отделение города Электросталь. Чувашское региональное отделение ФПО России. Федерация психологов образования России. Дмитровское отделение ФПО Московская область. Региональное отделение г. Зеленогорск Красноярского края. Региональное отделение Калининградской области. Калужское региональное отделение ФПО России. Социально-психологический тренинг как метод воздействия на личностные и поведенческие характеристики людей.

Детская конфликтологическая компетентность: онтогенез и развитие, теория и практика. Оценка качества профессиональной подготовки магистров-психологов: опыт разработки методического инструментария и его апробации. Репродуктивное поведение. Возможности диагностики. VIII Всероссийская научно-практическая конференция «Психология образования: модернизация психолого-педагогического образования».

Юбилейный фестиваль сказкотерапевтов. Психологические предпосылки совершенствования учебников по русскому языку для начальных классов. Образные компоненты знания в обучении. Эвристическая деятельность человека и проблемы современной науки.

Научная методология, эмпирические методы и методики социальной психологии. Развитие критического самоотношения у детей младшего школьного возраста. Управление карьерой: программа тренинга для студентов- выпускников и молодых специалистов.

О «помехоустойчивости» оператора. Актогенез и самовозрастание информации в процессе ее переработки человеческим мозгом. Современная индивидуальная психология и ее практическое значение. Метакогнитивная компетенция — в чем проблема?

Уроки семейной любви. Арт-терапевтическая работа с младшими школьниками, имеющими проблемы развития. Куравский Л. Диагностика по тестовым траекториям: метод паттернов. Сравнение частотных компонент ЭЭГ и кожного потенциала количественный анализ. Структурные особенности проявления склонности к прокрастинации у сотрудников российской организации. Богданова И. Онлайн поддержка исследований познания и общения. Психотерапия и наука: проблема «схизиса». Специфика взаимосвязи эмоционального и понятийного компонентов учебной мотивации.

Методики оценки раннего детско-родительского взаимодействия. Что смешивает смешанное обучение? Практика смешанного обучения: история одного эксперимента. Условия формирования познавательных метапредметных результатов у младших школьников. Проблемы оценки соответствия профессиональной деятельности практических психологов требованиям внедряемых стандартов еще раз об экспертах и экспертизе в практической психологии.

Эффективный контракт как фактор управления трудовой мотивацией временного педагогического персонала детского лагеря на примере «Артека». Егоров И. Профессионально-общественные механизмы оценки квалификации педагогических работников. Взаимосвязь субъективного благополучия с регуляторными и личностными особенностями у учащихся младшего школьного возраста.

Особенности взаимосвязи антисоциально направленной креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии. Диалог подростка с виртуальным собеседником как опосредствование в развитии коммуникативной компетентности. Особенности креативности и концептуального мышления у студентов, обучающихся по направлению «Программная инженерия» инженеры-когнитологи.

Позитивная и негативная амбивалентность доверия преподавателю у студентов при разных стилях педагогического руководства. Организация рефлексивно-оценочной деятельности студентов университетов средствами электронного учебника. Компетентностный подход в научной парадигме российского образования.

Педагогический институт социального воспитания и изучения нормального и дефективного ребенка В. Бехтерева — : теоретическое и прикладное значение. Перфекционизм, зависть и конкурентные установки в студенческой среде. Применение когнитивно-поведенческой психотерапии при лечении синдрома беспокойных ног.

Обучение консультированию в формате котерапии. Восстановление сознания сквозь призму психологии: психологическая работа с ребенком, перенесшим тяжелую травму головного мозга. Нарратив как психотехническое средство в работе с личностной суверенностью подростка. Беременность как стадия личностного развития женщины.

Консультанты и психотерапевты за рубежом: обучение, квалификационные требования на примере Великобритании и Нидерландов. Организация сетевого взаимодействия ресурсных учебно-методических центров по обучению инвалидов с вузами-партнерами. Методологические подходы к актуализации профессионального самоопределения обучающихся с инвалидностью и ОВЗ в условиях становления системы инклюзивного образования.

Инклюзивная образовательная среда вуза как ресурс для развития жизнестойкости и самоактивации студентов с инвалидностью. Бикбулатова А. Методика выявления профориентационных интересов и склонностей у старшеклассников с инвалидностью. Самореализация студентов с инвалидностью как базовый механизм социальной инклюзии. Готовность профессорско-преподавательского состава к обучению инвалидов в вузе.

Гендерное измерение инклюзии: Кейс университетов Западной Сибири. Концепция формирования и распространения цифрового контента для высшего инклюзивного образования. Специфика и проблемы развития одаренных детей в младшем школьном возрасте. Готовность к профессиональному самоопределению подростков-сирот в контексте их социальной ситуации развития. Взаимосвязь механизмов психологической защиты и временной перспективы в период средней взрослости. Модернизация педагогического образования: мотивационный контекст.

Опыт реализации модульного принципа в подготовке педагогов при реализации основной профессиональной образовательной программы по уровню образования магистратура с профилем «Педагог начального общего образования». Опыт использования симулятора уроков математики 1 класса в обучении бакалавров психолого-педагогического направления. Из опыта работы в области тифлопедагогики.

Некоторые вопросы методики преподавания высшей математики. Информационная система диагностики профессионального выгорания педагогов. Особенности обучения студентов с ОВЗ по зрению дисциплинам математического и компьютерного циклов на факультете «Информационные технологии». Вероятностные модели процесса выполнения тестовых заданий.

Подготовка качественных программистов: проблемы обучения. Выбор и программная реализация методов визуализации данных клавиатурного почерка. Перцептивное доверие и адекватность оценки личностных характеристик человека в различных условиях восприятия. Динамика метакогнитивных детерминант управленческой деятельности в процессе профессионализации. Методика оценки показателей формирования нового опыта и решения проблем в ситуации приобретения баллов или избегания их потери.

Графомоторная адаптация к компьютерным искажениям соотношения между координатами зрительного и моторного полей. Мотивационные предикторы эффективности деятельности проектных и производственных организации. Влияние гериатрического статуса на субъективную скорость течения времени в пожилом и старческом возрасте.

Применение айтрекинга в практике профессионального отбора кадров. Зрительное восприятие симметрии как фактор эстетического переживания. Окуломоторная активность при восприятии динамических и статических выражений лица. Анализ функциональной организации психосемантической системы семейной целенаправленности. Влияние манипулятивных установок на особенности ментализации пациентов с шизотипическими расстройствами.

Культурно-исторический подход как инструмент исследования травмы среди беженцев в Европе. Адаптация исследовательского инструментария к новым культурным контекстам на примере исследования коллективных эмоций вины и стыда в России. Краткий дифференциальный тест перфекционизма: проверка кросс-культурной устойчивости факторной структуры и психометрических характеристик.

Лев Выготский: кто мы, откуда и куда? К вопросу о национально-религиозной идентичности. Выготскогов оптике Спинозы и Маркса. Связь игровой деятельности дошкольников с показателями познавательного развития. Как дети понимают здоровье и болезнь: размышления с точки зрения теории социальных представлений. Шутка как нарративный текст и инструментальное средство развития межличностного взаимопонимания.

Личностное развитие и качество уединения. Майкл Томаселло versus Алексей Николаевич Леонтьев: диалог во времени. Культурно-исторический подход к исследованию взаимосвязи эмоций и педагогических практик в процессе профессионального становления учителя английского языка.

Обучение грамотности в особом социальном и культурном контексте: создание новых социальных практик детьми и их матерями. Феноменология и патология современной сексуальной культуры. Возможности применения когнитивно-поведенческой терапии в коррекции депрессивных и тревожных нарушений после инсульта.

Сравнительный анализ процесса групповой работы в психологическом тренинге и психотерапевтической группе. Ипостаси и трансформации образа отца в психоанализе. Интервью с Е. Филипповой: о связи культурно-исторической теории с психологической практикой. В поисках психологических факторов риска суицида: смена парадигмы.

Личностные особенности и реакции на фрустрацию по результатам исследования студентов-актеров. Психотерапевтическое значение катарсиса трагического. Психологическое состояние членов семей, переживших разные формы суицида близкого человека однократная попытка, хроническая суицидальность, завершенный суицид. Итоги независимой оценки сформированности общепрофессиональных компетенций у будущих педагогов.

Апробация и применение профессионального стандарта «Педагог-психолог психолог в сфере образования »: итоги регионального опыта. К проблеме создания общенародной школы будущего: синтез предметного и проектного образования. Базовая кафедра университета в школе как средство образовательного трансфера. Психологические исследования как ресурс развития образовательной практики: научные проекты Психологического института РАО. Исследование взаимосвязи личностных особенностей игроков подросткового и юношеского возраста с их поведением в виртуальном пространстве на примере групповой компьютерной игры «Dota 2».

Доверие в организациях — организационная, внутригрупповая и ценностная перспектива. Прогностическая модель социально-психологических факторов укрепления доверия в организации. Вклад личности в социальный капитал группы: структура альтруистического инвестирования. Связь социально-демографических характеристик сотрудников с их организационной идентификацией и привлекательностью для них корпоративной культуры. Ситуационный анализ конфликтного взаимодействия сотрудников компании, принадлежащих к поколениям X и Y.

Карьерные установки студентов стратегически перспективных направлений обучения. Особенности восприятия брендов людьми с различными стратегиями потребительского поведения. Психосоциальное развитие высокостатусных, среднестатусных и низкостатусных военнослужащих срочной службы. Индивидуальные планы развития в технологии и практике наставничества в организациях. Опросник «Психологическая готовность исполнителя к переходу на управленческую работу».

Передача знаний: обзор основных моделей и технологий. Особенности восприятия эмоциональных экспрессий лица представителями азиатских и европейских культурных групп. Изостатические окуломоторные паттерны при зрительном восприятии лиц своей и другой расы.

Закономерности окуломоторной активности представителей русского и тувинского этносов при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц. Психологический портрет современного кинозрителя: структура и связи кинопредпочтений.

Роль психологических этнофункциональных условий в повышении уровня интеллекта. Вклад вербального, пространственного и эмоционального компонентов интеллекта в самооценку качества жизни в молодом возрасте. Современные представления о типах знания и опыта в психологических исследованиях проблемы их капитализации. О механизмах аддиктивного поведения: психофизиологических, психологических и социальных. Системное психологическое сопровождение как эффективная технология работы с агрессивными младшими школьниками.

Мифологическая основа современной поп-культуры и ее анализ на занятиях в школьной аудитории. Организация комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра в Ленинградской области. Чувство композиции как показатель художественного воображения. Гендерные различия в эмоциональном интеллекте у старших подростков. Профилактика рискованного сексуального поведения посредством формирования психологической готовности к родительству.

Чему игра Pokemon Go учит подростков и молодежь? Состояние и перспективы изучения психологических детерминант волонтерской деятельности. Особенности креативности в подростковом возрасте. Выбор профессии слепыми школьниками старших классов и их востребованность на рынке труда. Модель развития самодетерминации как основа профилактики зависимого поведения подростков в современных образовательных организациях.

Метакогнитивный мониторинг решения заданий на проверку знаний: психологические предикторы и связь с академической успешностью. Связь вербальной памяти и пространственной рабочей памяти с интеллектом у детей 10—11 лет.

Исследование потребностей в консультативной помощи педагога-психолога у учителей и родителей. Модель распознавания стилистических особенностей управления транспортным средством и классификация стратегий взаимодействия в условиях дорожного трафика. Социально-психологический ресурс совершенствования образовательного пространства. Новая старая парадигма исследования социального познания: монография по социальной психологии, написанная клиническими психологами через призму культурно-исторической теории.

Нейротехнологии и пролиферация идей нейронауки. Нейрофизиология этничности по материалам зарубежных исследований. Психология социального познания в зеркалах «когнитивных революций». Поведенческие и ЭЭГ-реакции младших школьников на вербальные стимулы с различной эмоциональной окраской и условием собственного или навязанного выбора. Беглость переработки речевого стимула и интенсивность переживания веселья и гордости.

Применение количественного анализа для исследования семантического компонента слова. Новый подход к компьютеризированному адаптивному тестированию. Экспериментальное моделирование социодинамических явлений в массовой культуре. Изменение показателей сердечного ритма до, во время и после решения моральных дилем детьми 4—11 лет. Гендерные и возрстные аспекты влияния детского стресса на психологические особенности личности пациентов с пограничными психическими расстройствами.

Сравнительный анализ восприятия физических характеристик собственного тела у змей lampropeltis triangulum campbelli и elaphe radiate. Метод изучения межполушарной асимметрии мигания внимания. Развивающий потенциал профессиональной пробы как метода обучения будущих педагогов. Сценарный подход к разработке и использованию электронного учебника в вузе. Проблематика умения учиться в отечественной психологии образования: обзор основных концепций.

Субъективное благополучие у детей: инструменты измерения и возрастная динамика. Экологическое сознание детей 6—10 лет с точки зрения диалектического мышления. Кросскультурный подход к исследованию регуляторно-личностных предикторов агрессии. Развитие способности подростка к саморегуляции в образовательном процессе школы. Особенности жизнестойкости студентов-психологов в зависимости от курса обучения.

Эмоциональная близость матери и ребенка дошкольного возраста как фактор, влияющий на его отношения со сверстниками. Теоретическое обоснование курса повышения квалификации в области управления конфликтами в организации. Консультативный ресурс психологического диагноза при нарушениях психического развития у детей.

Психотерапия горя: история становления и текущая практика в зарубежных исследованиях. Факторы профессионального выгорания специалистов на примере работников контактного центра. Способность к эмпатии качество интерперсональных отношений у подростков и молодежи.

Разработка опросника эмоциональной дисрегуляции. Психотерапия обыденной жизни феноменологическое исследование диалога. Применение стратегий анализа беседы в исследовании психоаналитического процесса. Понимающая психотерапия как теоретическая основа методики развития коммуникативной компетентности подростков. Ландшафтная аналитика: теоретические основания и психотехнические приемы.

Смирновой: источник развития лежит не в физиологии, а прежде всего в культуре. Псхотерапия пограничного расстройства личности: что эффективнее? К Летию Никиты Глебовича Алексеева. Роль индивидуальных ценностей представителей принимающего населения в их аккультурационных ожиданиях. Культура и память: особенности воспроизведения в разном культурном контексте.

Влияние игр с правилами на произвольную регуляцию детей 6—7 лет. Субъектность профессионального самоопределения подростков с особыми социальными ситуациями развития. Развернутость и семантическая структура высказываний умственно отсталых детей в разных коммуникативных условиях. Представления подростков об ответственности в моральных дилеммах разного типа.

Временной модус прокрастинации в ретроспективе: виды, предикторы и последствия. Способность к игровому переживанию как условие устойчивости личности к психосоматическим расстройствам. Оценка профессиональных компетенций педагогов-психологов на основе профессионального стандарта "Педагог-психолог психолог в сфере образования " как современный инструмент управления кадровым потенциалом.

Позиция в учебной деятельности и способность к эмпатии в подростковом и юношеском возрастах. Диагностика планирования как возрастного новообразования младших школьников. О ситуационных характеристиках креативности в социальном взаимодействии старших школьников. Формирование коммуникативной компетентности учащихся при переходе в основную школу. Особенности регуляции эмоций в подростковом возрасте на примере воспитанников кадетской школы-интерната. Социальный статус профессии учителя: самоопределение российских педагогов.

Роль психологической культуры учителя в поддержке реализации стандартов общего образования. Проект профессионального стандарта педагога состав обобщенных трудовых функций, трудовых функций и перечень трудовых действий в соответствии с Национальной системой учительского роста. Пояснительная записка к модели.

Национальной системы учительского роста НСУР. Структура школьного учебника как предмет научного исследования на материале учебника нового типа по русскому языку. Модель психолого-педагогической экспертизы в системе образования. Концептуальные основы формирования и развития антикризисной переговорной компетентности руководителей органов внутренних дел. Субъект-средовые взаимодействия с ТВ и Интернетом в контексте традиционных и современных гендерных представлений. Мотивация профессионального выбора как компонент профессиональной субъектности педагога.

Специфика отношения учителей к учащимся с разным статусом в школьном классе. Состояние и перспективные направления психологической практики в органах внутренних дел. Профессиональная приверженность и профессиональный маргинализм педагогов. Сравнение частотных компонент электрокожной активности и ЭЭГ качественный анализ. Непреднамеренная переработка информации и вербальный интеллект. Психологические ошибки при опознании человека по лицу. Терещенко Л. Характеристики музыкального исполнения и зрительно-моторного взаимодействия при чтении с листа у пианистов в зависимости от особенностей музыкального произведения.

Мыслительные процессы в функциональной структуре интеллекта. Актуализация семантического содержания высказываний в зависимости от использования отрицательных частиц и речевых инструкций «запомнить» или «забыть». Рефлексивный слой познавательных состояний. Сложность сердечного ритма при временной системной дедифференциации. Влияние подавления ответа на вызванные потенциалы и время реакции в задаче Cтрупа.

Стратегии поведения в межкультурном конфликте: обзор зарубежных исследований. Дискриминация мигрантов в социоэкономической сфере: роль межгрупповых установок принимающего населения. Взаимосвязь аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения: роль генерализованного доверия. Связь психологической суверенности и социальных верований: границы личности в контексте «большого» социума.

Адаптация и модификация методики аккультурационных ожиданий Джона Берри. Психологический эссенциализм: разработка и апробация шкалы. От редакции рубрики «Дети в правовом пространстве». Исследования игры: трудности и возможности. Личность и переживание в контексте экспириентальной психотерапии.

Педагогическая, психологическая и психотерапевтическая помощь в процессе преодоления учебных трудностей как содействие развитию ребенка. Современные психологические модели суицидального поведения в подростковом возрасте. Ритм энд блюз: я сессия Амалии часть 1. Под знаком материнской депрессии: образы отношений с матерью в терапии ребенка младшего школьного возраста. Прогноз и превенция самоповреждений и суицидов. Решение контрфактуальных задач и ситуативное познание.

Диагностика оптимизма: детский опросник оптимистического стиля объяснения успехов и неудач. Концепции комплексных мер в сфере социальной защиты подрастающего поколения и семейного обслуживания. Актуальные правовые разработки в области социальной защиты ребенка. Профессиональная подготовка специалистов помогающих профессий. Современное социальное положение сельских жителей и возможности его улучшения посредством социальной работы в регионах России.

Управление качеством профессиональной переподготовки специалистов социальной сферы. Концепция здорового образа жизни: история становления. Демографические процессы в контексте социологического исследования.

Обучение лиц с ограниченными возможностями здоровья в контексте теории Л. Социально-психологическая клиника как опыт организации практической подготовки специалистов помогающих профессий в вузе. Современное представление о человеке в парадигме материалистической психологии. Основа образования — доверие молодежи. Позитивная психология и идеи культурно-исторической психологии Л.

У истоков личности. Либеральное образование и его связь с теорией зоны ближайшего развития Выготского. Стоя на границе: роль позиций личности при пересечении границы между университетом и будущей работой. Контуры переживания: Визуальное представление детских переживаний на месте действия. Время собирать камни:Проблемы современных исследований в сфере культурологии и теории деятельности. Психологическое просвещение в контексте содержания ФГОС и стандартов профессиональной деятельности.

Аффективная экспансия как регулятор границ Я: от адаптационных задач к дезадаптивной активности. По материалам интервью с профессором Яном Дерксеном: «Эмоций на изображениях мозга не видно». Психологическое СМИ-консультирование как специфическая форма психологической помощи. Феноменологический метод в психологии: движение к адаптации в духе позитивизма или к развитию? Время как интегрирующий фактор семьи в зарубежных исследованиях. Умное тело или проблема формирования человеческой телесности в ситуации жизненного аутсорсинга.

Часть 2. В поисках единиц анализа исполнительной деятельности. Принципы физиологии активности Н. Бернштейна в психологии восприятия и внимания: проблемы и перспективы. Заметки по поводу театральных рецензий Л. Выготский vs Фрейд: о переосмыслении психоанализа с точки зрения культурно-исторической психологии. Проблема переживания в концепциях Выготского и Теплова: современный контекст.

Профессионализация эмпатии: постановка проблемы. Эмпатия как метод: философский взгляд. Параллельный процесс в супервизии: история понятия и объяснительные модели. Некоторые аксиологические предпосылки человекоцентрированного подхода.

Психотерапия как метод гуманитарного познания сквозь призму методологии Л. Связь социального и общего познания: проблемы исследования. Развитие ментализации и эмпатии в онтогенезе: обзор эмпирических исследований. Формирование аффективно-когнитивных взаимосвязей в структуре репрезентации тела в контексте проблемы психосоматического развития. Разработка пробной версии опросника на определение переживания исключения из социальной системы.

Теоретико-эмпирические подходы к исследованию отношения к этнолукизму. Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Технологии повышения профессиональной компетентности педагогических кадров в условиях инклюзивной образовательной организации. Дети с особыми образовательными потребностями в начальной школе. Подготовка магистрантов к психодиагностической работе в структуре мониторинга образовательных результатов обучающихся.

Модель работы с диагностическим случаем в подготовке психолога образования. Комплексные ситуационные задачи в оценке образовательных результатов по модулю «Психологическая диагностика обучающихся» в магистерской программе «Школьная психология».

Подготовка магистров по модулю «Психологическое консультирование субъектов образовательного процесса» в условиях сетевого взаимодействия. Профессионально-ориентированная практика магистрантов в условиях сетевого взаимодействия вуза и школы.

Методические проблемы организации учебного модуля в области профилактики нарушений поведения и отклонений в развитии в рамках магистерской программы «Школьная психология». Переоценивая оценки: разработка нового инструмента оценивания c опорой на зону ближайшего развития в традиции культурно-исторической психологии. Экспериментально-генетический метод в контексте обучения естественным наукам в дошкольном возрасте: исследование развития научного мышления с позиции культурно-исторического подхода.

Сотрудничество на Фейсбуке: как учителя обмениваются опытом через социальные сети. Международный симпозиум «Научная школа Л. Детская площадка в контексте культурно-исторической психологии. Общественно-культурный образ детства на материале анализа советских и российских художественных фильмов о детях. Неизвестный Выготский: культурно-историческая теория в контексте павловской теории высшей нервной деятельности и дифференционной теории развития Х.

К летию со дня рождения Л. Выготского и Ж. Рефлексия как прикладная проблема психологии. Понятие «драмы» в концепции Л. Выготского: культурно-исторический и исследовательский контекст. Один шаг в обучении - сто шагов в развитии: от идеи к практике. Переживание как психологический феномен и теоретическое понятие: уточняющие вопросы и методологические медитации. Культура как самоотношение.

Посредническое Действие и Развитие. Значение культурно-исторической теории развития психики Л. Выготского для разработки современных моделей социального познания и методов психотерапии. Развитие идей научной школы Л. Выготского: научные публикации журнала «Культурно-историческая психология» — гг. Критический анализ принятия теории Л. Выготского в международном академическом сообществе.

Применение теории деятельности в условиях межведомственного взаимодействия. Культурно-историческая научная школа: проблемы, которые поставил Л. Подготовка специалистов игровой терапии для дошкольных образовательных учреждений Республики Казахстан. Социально-психологические эксперименты над людьми: этическая дилемма.

Поиск путей решения проблемы вторичного сиротства на примере Санкт-Петербурга. Добровольческая деятельность социально ориентированных нко по профилактике сиротства и оказанию помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Пути совершенствования психологической и медико-социальной реабилитации инвалидов по зрению. Творческое развитие людей с ограниченными возможностями здоровья в коррекционных и реабилитационных учреждениях Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Валеологический потенциал привязанности к дому у взрослых людей. Структурная модель вовлеченности обучающихся в непрерывное образование. Большие данные: большие проблемы. Геоинформационное моделирование как фундаментальный метод познания. Информационные тестирующие конструкции. Методическая рецепция идей Николая Корфа в Болгарии в м веке. Понимание конфликтогенности — ключ к хорошему управлению общественным развитием.

Технологические особенности одного "эскиза". Исследование связи оптимизма и совладающего поведения в период ранней взрослости. ИКТ в организации взаимодействия с учащимися в изучении технологии. Психотехника активизации ресурсов личности при обучении иностранному языку.

Практический опыт. Проверка валидности и надежности русскоязычной версии методики «Шкала ориентации на социальные сравнения Iowa-Netherlands» в выборке студентов. Исследования отчуждения физического «я». Летописцы толстовского движения в Болгарии. Методологические аспекты перевода священного писания на украинский язык. Разработка программы элективного курса «Моя будущая профессия» для детей с ограниченными возможностями. Самодиагностика как промежуточная форма деятельности студентов в контекстном обучении математике.

Организация процесса учебной разработки дизайн-продукта на базе информационно-коммуникационного обеспечения. Специфика обучения профессиональному аудированию на русском языке специалистов в области иностранного туризма в Болгарии. Трансформации в восприятии функций семьи в постиндустриальном обществе. Космический геоинформационный мониторинг.

Анализ и разработка характеристик качества геоданных. Особенности стандартизации информационных средств. Взаимодействие в информационном функциональном пространстве. Классификация и типизация в информатике. Некоторые технологические особенности темперной живописи часть 2. Применение метода предпочтений в геомаркетинге.

Преобразования координат при проектировании протяженных объектов. Концепция развития редакционно-издательской деятельности Воронежского государственного промышленно-гуманитарного колледжа. Баланс трудовых ресурсов Воронежской области как показатель социально-экономического развития региона. Импакт-анализ при медицинской диагностике. Оценивание и самооценивание как факторы мотивации в системе высшего образования: результаты педагогического эксперимента.

Краткий обзор нормативно-правовой базы по профессиональной ориентации в Российской Федерации. Применение информационных технологий в исследовании Земли из космоса. Космическая геоинформатика. Когнитивный файл как образовательная модель. Проблемы параллельных вычислений. Дайджест основных результатов апробации и внедрения стандарта профессиональной деятельности педагога педагогическая деятельность в сфере дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования воспитатель, учитель в — гг.

Аттестация и оценка квалификации педагога на соответствие Профессиональному стандарту педагога: опыт Хабаровского края. Региональная модель введения профессионального стандарта педагога в Красноярском крае. Профессиональный стандарт как основа развития компетенций педагога на примере Воронежской области. Психолого-педагогическое сопровождение профессионального самоопределения обучающихся через призму профессионального стандарта педагога.

Проблема общей культуры личности педагога в контексте апробации и внедрения Профессионального стандарта педагога на муниципальном уровне из опыта работы. Организация сетевого взаимодействия в рамках реализации основных профессиональных образовательных программ.

Проектирование профессионально-образовательной среды педагога в условиях внедрения и освоения стандарта профессиональной деятельности на материале системы образования Ленинградской области. Факторный опрос: преимущества, область применения, практические рекомендации. Когнитивная метафора как инструмент для изучения представлений о своей работе у различных профессиональных групп.

Типы перехода от исполнительской педагогической деятельности к управленческой. Нарратив как культурный медиатор развития личности: взгляд сквозь призму культурно-исторической психологии. К проблеме «культуры» у животных: критический анализ современных исследований с позиций психологии деятельности школы А. Дайджест негосударственных некоммерческих и благотворительных организаций, участвующих в реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на — годы.

Роль некоммерческих организаций и института добровольчества в реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на — годы. Развитие системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребенку правосудия: модели анализа, научные подходы и успешные практики.

Дети-сироты в образовательном пространстве России по результатам опроса регионов o реализации гарантий доступности качественного образования для детей-сирот и лиц из их числа и поддержки их на всех уровнях образования. Инклюзивное образование: от политики к практике. Профессиональные стандарты работников социальной сферы, имеющие межведомственный характер — их роль в повышении качества профессионального труда.

Национальная стратегия действий в интересах детей в России и стратегии Совета Европы по правам ребенка. Две работы посвящены иностранной помощи России во время голода двадцатых годов. В статье Натальи Решетовой анализируются дискурсивные конструкты политизированной историографии по вопросу иностранной помощи России во время крупномасштабного голода начала х годов.

Рашит Латыпов представляет анализ достижений и трудностей в организации американской помощи голодающим. В статье Юлии Морозовой на примере истории Республики немцев Поволжья анализируются попытки государства в е годы решить проблему женской безработицы, при сохранении низкого уров-ня квалификации и благосостояния женщин. Юлия Градскова обсуждает дискурс социального материнства и повседневные практики социальной работы, в которых в е годы непротиворечиво сочетались патрирхатные и социалистические ценности, представляя сложную и неоднозначную картину взаимоотношений помогающего и получающего помощь.

Задачей Марины Головизниной является генеалогическая реконструкция социального контроля противоправного поведения несовершеннолетних, которая позволяет вскрыть ход и содержание трансформации практик работы с несовершеннолетними на протяжении постреволюционного, сталинского, позднесо-ветского и постсоветского периодов. Евгений Червоненко предлагает посмотреть на развитие системы защиты детей и патронатного воспитания в Советском Союзе глазами зарубежных исследователей.

Юрий Садовников анализирует систему социальной работы с несовершеннолетними в начале х годов XX века на материалах Чувашии. В статье Ольги Шек показывается, как конструируются классификации граждан и социальные категории на всех уровнях политического воздействия от идеологии, через законы и профессиональный дискурс до уровня повседневного практического взаимодействия. Татьяна Дорохова рассматривает идеи и практики социального воспитания на Урале в период х годов XX века, отмечая сосущество-вание двух форм: государственных и общественных, а также указывая на тенденцию к вытеснению общественных форм государственными.

Завершает раздел статья Елены Ярской-Смир-новой и Павла Романова о практиках институциализированного воспитания детей-сирот в е годы на материалах кейс-стади саратовского детского дома «Красный городок». Легитимация социальной работы в современной России невозможна без изучения тех практик, которые предшествовали появлению социальных работников в конце х годов и специальности «Социальная работа» в начале х годов. Анализ документальных материалов и персональных нар-ративов служит этой цели, расширяя горизонты профессиональной деятельности ученых, преподавателей и практиков.

Мы надеемся, что публикация этой книги внесет вклад в развитие дискуссии по проблемам эволюции помогающих про-фессий в России и послужит цели заполнения имеющихся пробелов в историческом и социальном знании.

Павел Романов, Елена Ярская-СмирноваСоциально-экономические и политические изменения российского общества во все периоды его истории затрагивали организацию и способы реформирования социальной сферы. Знание достоинств и недостатков социального обеспечения недавней истории, понимание внешних условий и внутренних механизмов, движущих практиками социальной помощи, позволит ученым, политикам и профессионалам провести параллели и связать вызовы, ожидающие в будущем, с недостатками и успехами, оставшимися в прошлом.

Перефразируя М. Фуко, хотелось бы написать историю социальной работы не из одного лишь интереса к прошлому, а понимая эту историю как историю настоящего [Фуко, Артикулируя идеологию и базовые ценности разных периодов развития российского общества и государства, исторические исследования социальной работы предоставляют уникальную возможность изучить сложные взаимосвязи и взаимовлияния различных социальных сил, акторов и институтов не только в удаленной во времени перспективе, но и во взаимосвязи темпоральных модусов: прошлого, настоящего и будущего.

Если рассмотреть профессионализацию социальной работы в странах Северной Америки и Западной Европы, то можно отметить существование довольно четкой конвенциальной периодизации. При этом обсуждение ведется в рамках определенных соглашений относительно атрибутов профессии [см. В частности, речь идет о теоретической подготовке, удостоверенной дипломом, а также самоорганизации, уполномоченной осуществлять контроль за деятельностью тех, кто работает от имени профессии.

Периодизация социальной работы в международной перспективе включает следующие вехи: учреждение первых образовательных программ по социальной работе конец XIX -начало XX века , развитие теоретических подходов начало -середина ХХ века , создание ассоциаций с конца XIX века , пересмотр теоретических подходов и идеологии е годы , радикализация социальной работы е годы [см. История социальной работы в странах Восточной и Центральной Европы в целом развивается в том же направлении, за исключением того, что историография, касающаяся событий в этом регионе, свидетельствует о некотором разрыве в биографии профессии, начинающейся с года и оканчивающейся в разное время в зависимости от характера отношений с СССР 2.

Судьба отечественной социальной работы не столь очевидно поддается аналогичной периодизации. Можно, например, вести отсчет c первой образовательной программы по социальной работе года, когда в Санкт-Петербургском психоневрологическом институте была открыта кафедра социального призрения [Гогель, Или отсчитывать возраст российской социальной работы с петровских указов начала XVIII века, и тогда, как свидетельствуют публикации и праздничные мероприятия, можно гордиться более чем летней историей профессии [История российских… ].

Мы уже обращали внимание на рассогласованность классического набора атрибутов профессии в отечественной социальной работе: теоретическая подготовка и практическая деятельность, за редким исключением, довольно далеки друг от друга; профессиональные ассоциации созданы по инициативе «сверху» и не имеют статуса и полномочий демократического управления [Романов, ; Социальная политика… ].

По словам П. Томпсона, «[в]сякое историческое знание в конечном итоге зависит от его социальных целей» [Томпсон, История социальной политики и форм социальной помощи и поддержки в России ХХ века пока еще не получила должного внимания со стороны отечественных исследователей: в отечественных учебниках по истории социальной работы изображение ХХ века намечено пунктиром.

Научные публикации на эту тему немногочисленны, концентрируются в основном на благотворительности и социальном законодательстве и носят по преимуществу описательный позитивистский характер. Отметим, что некоторые учебные пособия по истории социальной работы принимают как должное и воспроизводят исторически сложившиеся и уже не замечаемые отношения неравенства между доминирующими этническими группами и меньшинствами.

Между тем в постсоветском контексте необходим пересмотр формата обсуждения, сложившегося в царской, в последующем -советской, традиции, где российское представлено как синоним русского пример такой традиции -формирование концепта «единая общность советский народ». В условиях постсоветской демократизации возникли и развиваются такие исторические исследования, где различия и взаимовлияния этнических традиций перестают быть фигурой умолчания.

Речь идет об игнорировании культурного многообразия, несбалансированной репрезентации какой-либо одной как правило, доминирующей религии, культурной традиции. От-сутствие этнического разнообразия в этом случае означает негласное символическое закрепление властных позиций доминирующей группы. В частности, учебные пособия по истории социальной работы [Фирсов, ; Мельников, Холостова, ] представляют довольно типичный метанарратив, который способствует формированию монокультурной профессиональной идентичности: здесь эволюция общинной, церковной и государственной социальной поддержки, начавшись со славян-язычников, наблюдается по делам православной церкви и монастырей в течение дальнейшего периода вплоть до социалистической революции.

Никаких культурных различий в связи с этничностью или конфессией не просматривается и в ходе советской истории социального обеспечения. Впрочем, предпринимаются попытки уйти от господства макронарративов в направлении анализа культурного разнообразия социальной работы, однако они фрагментарны, непоследовательны и пока что редко опираются на локальные реалии российской истории, культуры и социального опыта.

Важную перспективу анализа представляет гендерный подход в истории [см. Гендерный анализ истории социальной политики позволяет осуществить критический разбор современных институтов государственного управления социальной сферой, в том числе социального обеспечения, семейной политики, занятости, здравоохранения. Такой анализ дает не только новые знания в сфере социальной политики, но и возможность проникнуть в суть социальной работы с критических позиций, а также предоставляет исследовательские данные и инструменты, необходимые для того, чтобы осуществить значительные улучшения практики социального обслуживания.

Ведь как история, так и современное состояние социальной политики в России и за рубежом предоставляют множество доказательств того, что гендерные проблемы в сферах здравоохранения, жилищной политики, пенсионного обеспечения, политики занятости, охраны материнства и детства, семейной политики зачастую недооцениваются или игнорируются. Следует отметить, что данный подход в отечественной историографии социальной работы представлен довольно маргинально: лишь иногда в сборниках можно встретить статьи о роли женщин в развитии дореволюционной благотворительности [см.

Между тем история социальной работы [см. И хотя мы находим упоминание персонажей, обладающих гендерной спецификой, в цитате из указа Елизаветы Петровны, где говорится о «бродящих нищих мужеска и женска полу» [Там же. История социальной работы в России в изложении Е. Холостовой и В. Мель-никова [Мельников, Холостова, ] в одном из параграфов освещает влияние императрицы Марии Федоровны на развитие филантропии.

Кроме того, в пособии упоминается организация в конце XIX века специализированных мастерских для женщин [Там же. Однако и здесь опыт мужчин и женщин, различия в характере отношений с институтами социальной защиты в фокус внимания автора не попадают. В «Истории социальной работы» К. Кузьмина и Б. Сутырина [Кузьмин, Сутырин, ] персонаж «женщина» возникает не только при упоминании женских движений, но и в довольно оригинальной перспективе: при обсуждении такой практики социального контроля, как охота на ведьм.

Авторы полагают, что в рамках курса истории социальной работы за рубежом необходимо рассматривать проблему «охоты на ведьм» XIV-XVII веков, поскольку «зачастую жертвами "охоты" становились душевно больные люди, люди с физическими недостатками, одинокие и престарелые женщины, "деревенские дурачки" и др. В пособии указывается, что «охота на ведьм» стала не только средством отвлечения внимания крестьян от имущественных и социальных противоречий, но и зримым проявление кризиса системы открытого призрения в указанный период» [Там же.

Социальная работа здесь показана в роли общественного амортизатора, который необходим для поддержания равновесия и стабильности, ибо «слои, нуждающиеся в помощи, будь то нищие, безработные, девианты и т. Очевидно, что назрела необходимость организации международного научного форума, который позволит активизировать научную дискуссию по истории социальной работы с меж-дисциплинарных позиций, в ракурсе социальной феноменологии и критической социальной теории.

Исторические исследования социальной работы, открывая для нас новые возможности для познания прошлого, одновременно представляют и новые вызовы, новые испытания. Дискуссия об истории помогающей профессии проливает свет на комплекс экономических, политических и культурных тенденций, с которыми она тесно связана и которые способствовали ее оформлению, становятся заметны как устойчивые продолжающиеся традиции, так и недолговременные, но важные процессы, вызванные войнами, революциями и репрессиями.

При этом скрупулезному анализу подвергаются конкретные области практики и политики в истории социальной работы, государственные и частные измерения политики социального обеспечения. Традиции благотворительности и самопомощи, женского движения и эмансипации, как и деятельность международных организаций, внесли своеобразный вклад в легитимацию «предыстории» профессии, при этом их роль по-разному преломлялась в разных национальных традициях социальной помощи.

Многие из современных социальных проблем, нередко принимаемых по умолчанию, ставших привычным фоном нашего времени, пересматриваются, а способы их решения переоцениваются в результате внимательного взгляда на не столь далекое прошлое. Исторический контекст социальной проблемы -это социальное содержание «того времени», знания, ценности, навыки и повседневный жизненный опыт как тех, кто нуждается в помощи и «отклоняется» от норм, так и тех, кто следит за выполнением правил и предоставляет услуги.

На рубеже XIX-XX веков традиционные формы общинной поддержки бедных, организаций самопомощи и буржуазной филантропии в Западной Европе постепенно сменялись рационализированными, «современными», профессиональными фор-мами социального обеспечения. Социальные контексты развития профессии в Западной Европе и США в ХХ веке -это развитие социальных идеалов демократии, распространение идеи интеграции бедных и социально уязвимых граждан в общество, определение юридического статуса для получения тех или иных форм социальной поддержки, борьба с предрассудками и дискриминацией.

В дореволюционной России были учреждены курсы подготовки в области социального призрения, существенную роль продолжали играть негосударственные организации. В советское время обучение социальной работе продолжилось: например, в е годы организовывались курсы «для подготовки работников Собеза и ознакомления с нормами и порядком социального обеспечения трудящихся» 1 , где в числе слушателей ожидались работники профсоюзов, партийных организаций, «близких к массе трудящихся по найму».

Среди двадцати слушателей лектория Саратовского Губсобеса в декабре года было 15 женщин, работавших конторщицами, счетоводами, машинистками, секретарями 2. В том числе в лекциях освещались такие темы: «Развитие социального страхования в Западной Европе», «История социального страхования в России», «Творчество Советской власти в области социального страхования» 3.

Речь велась о содержании законодательства и полномочиях органов власти. Программа лекций «по утилизации и восстановлению неполного труда» включала несколько социологических тем, в том числе: «История развития проституции: капитал, собственность и класс», «Нищенство и борьба с ним» 4. Семашко выступал с докладом под названием «Социальная работа в Союзе Советских Социалистических Республик» [Semashko, a], однако в самом тексте доклада употребляется только термин «социальная помощь» social relief , которая отличается от «социального страхования» [Semashko, b].

Советская власть сформули-ровала новые определения целевых групп и методов работы, социального гражданства и отношений между гражданами и государством. Конфигурация схем социального обеспечения менялась в зависимости от политической линии правительства, наличия или отсутствия сильных общественных организаций, роли женского движения.

Российские контексты социальной политики и социальной поддержки прошлого века оформлялись новыми связями между гражданами и государством, стремлением к социальной сплоченности и снижению остроты бедности и неравенства. И стремясь решить одни социальные проблемы, государственная социальная политика обостряла другие: например, как показывает Д. Кароли, попытки совладать с безработицей в годах осуществлялись посредством социального исключения [Caroli, ].

И хотя сам термин «социальная работа» появился в России лишь в конце х годов, в течение всего ХХ века. Принимая на себя высокие социальные обязательства при ограниченных ресурсах, государство постоянно расширяло категорию получателей социальной помощи, и на основе общего принципа государственной ответственности за поддержку дохода выстраивались новые схемы социальной защиты. Исследования социальной работы с позиций феноменологического подхода ведутся в контексте культуры, в перспективе изучения повседневности: в фокус анализа попадают локальные и микроистории [Романов, ] социальной помощи, идеологии социальной политики, жизненный опыт людей.

Словами П. Томпсона, «история приобретает новое измерение, как только в качестве "сырья" начинает использоваться жизненный опыт самых разных людей [Томпсон, Отметим, что интерес к микроуровню анализа, к единичному случаю как объекту исследования в социальной науке возник первоначально в Англии, Франции, Италии, США, чуть поз-же -в Германии и России. На Западе он связан с такими именами, как М. Вовель, К. Гиндзбург, Э. Гренди, Э. Томп-сон, П. Берк, Н. Дэвис, Г.

Медик, К. Липп, а в России -Ю. Бессмертный, Н. Рассматривая эпистемологические причины развития такой тенденции в историческом познании, Ю. Бессмертный называет в первую очередь кризис того типа социальной истории, который предлагался французской школой Анналов [Бессмертный, , С. Ссылаясь на М. Вовеля, он пишет о назревшей внутри этого научного направления необходимости перехода к «использованию микроскопа в истории».

Обосновывая фокус исследовательского внимания на межличностные отношения, итальянский историк Э. Гренди делает вывод о том, что «именно здесь использование приемов социальной антропологии могло бы быть наиболее продуктивным» [Гренди, Дальнейшее применение таких приемов доказало преимущества междисциплинарного взаимодействия, особенно в тех исторических исследованиях, которые своим предметом делают не структуры, а социальный контекст.

Дело в том, что социальные отношения не могут быть объяснены с помощью универсальных категорий, так как существуют исключительно в социальном контексте [ван Дюльмен, ]. В результате в фокусе исторических исследований появились проблемы молодежи, рабочего класса, семьи, быта, народной культуры и гендерной проблематики. Настоящий прорыв в таких исследованиях в России относится во многом к заслугам исторической науки с ее стремлением преодолеть ограниченность собственных методов с помощью использования подходов социологии и социальной антропологии на микроуровне.

Можно привести в пример новые периодические издания -альманах «Казус» и ежегодник «Социальная история», выдержавшие уже несколько выпусков [Социальная история, ]. К настоящему времени демаркационная линия между социальной антропологией, классической социологией и историей лежит не столько в разделении на кафедры и факультеты, сколько в различиях исследовательских предпочтений по выбору изучаемой проблемы, интерпретационных стратегий и методов.

Ван Дюльмен высказал убежденность в том, что интерес к микроистории здесь он использовал понятие, впервые введенное итальянским историком Гиндзбургом в Германии был продиктован расширением контактов между учеными разных стран, переводами и использованием в ходе исследований идей таких ученых, как М. Вебер, Н. Элиас, П. Бурдье [ван Дюльмен, Хочется отметить, что нигде эффект от международного сотрудничества -зарубежных стажировок, участия в совместных проектах и получения международных грантов -не оказал столь значительного влияния на появление новых междисциплинарных проектов, как в России, однако такое сотрудничество стало лишь одним из факторов выработки субъектно-ориентированных подходов и преодоления междисциплинарных границ.

Более существенным является то обстоятельство, что интерпретативный потенциал социально-антропологической традиции, в фокусе которой оказался микроуровень социальных процессов и институтов, показал свою перспективность в тех особых социальных условиях х годов, когда в обществе сложилась новая ситуация, характеризующаяся плюрализацией социальных практик, жизненных стилей, культур.

Кроме того, можно согласиться с утверждением Ж. Тощенко о том, что интерес к изучению субъективности связан с осознанием человека как, что одним из следствий этого процесса стала растущая потребность в новых аналитических подходах и методах исследования этой социальной реальности.

Речь идет о всех тех «политических "захватах" тела» [Фуко, Чтобы распознать глубинный смысл внешне наблюдаемых явлений, проинтерпретировать данные, полученные количественными методами, выявить или сформулировать социальную проблему так, как она рефлексировалась или конструировалась людьми в непосредственно переживаемой реальности, нужны гибкие методы сбора и анализа информации.

Поэтому в исследовании истории социальной работы неоценимую роль играет метод качественного интервьюсбора нарративов, устных историй, -важнейшим преимуществом которого является «возможность посмотреть на имеющиеся данные под другим углом… Реальность сложна и многомерна, и главной ценностью устной истории можно считать ее способность воссоздать первоначальное многообразие точек зрения. Интервью к тому же является методом выявления письменных источников и фотографий, которые невозможно обнаружить иным путем» [Томпсон, Отметим, что фотоисследования, как попытки репрезентировать физическое окружение, события или представления, могут входить в число методов исследования истории социальной работы.

Но имиджи не должны быть только иллюстрациями или заменять слова в качестве доминантного способа исследования или репрезентации, скорее, их следует рассматривать как равноценно значимый элемент исследуемого контекста [Pink, ].

Фотографии выступают одновременно как иллюстрация и визуальная репрезентация: «Запечатленный фотографией образ не только воспроизводит внешний вид человека, но и позволяет более наглядно представить образ той эпохи, которой он принадлежит: мелочи быта, одежду, настроение -дух времени» [Семенова, Этот дух времени содержится в том, что именно стало вниманием фотографа, какое расположение фигур и какой ракурс он выбрал, что и в какой последовательности было отобрано для публика-ции в книге или журнале, помещено в семейный альбом или на рекламный щит.

И хотя при прочтении фотодокументов широко применяется анализ невербального языка -языка тела, жестов, мимики и взглядов, большое значение имеет и то, какие надписи сопутствуют снимку, каково пространственное расположение фотографии, скажем, на газетной полосе и выбор субъекта женщины, мужчины в качестве означающего. Чтобы понять человека, его внешний и внутренний мир, приблизиться к адекватному пониманию смыслов, которые человек вкладывает в различные суждения и действия, одно из первых необходимых усилий интерпретатора -суметь «расстаться с претензией на непосредственное понимание» [Хайдеггер, Изучение реальных людей, имеющих реальный жизненный опыт в реальном мире, происходит в нарративном анализе при помощи истолкования смысла, которым эти люди наделяют переживаемые ими события.

Исторические исследования полагаются на культурные артефакты, которые могут служить первичными источниками -сырыми историческими материалами -или вторичными, уже обработанными; официальными или неофициальными. В истории социальной работы можно использовать и метод анализа разнообразных текстов и артефактов -вещей, архивных документов, публикаций в СМИ, документальных и художественных фильмов. Опубликованная книга, выпущенный в прокат фильм начинают свою собственную жизнь в качестве текста культуры.

Поэтому имеет смысл говорить не только о различиях в понимании смысла текста автором и аудиториями, но и об эффекте взаимовлияний текста и контекста социальных, экономических, политических и культурных условий производства фильма, его распространения и восприятия. Устоявшиеся языковые практики, содержательно и тематически определенные формы производства текстов отличаются своими правилами в том или ином научном, профессиональном, культурном сообществе.

Такие институциализированные формы и практики называются дискурсами. В исследованиях дискурса именно контекст, а не сам текст является предметом анализа: «Анализ дискурса заключается в том, чтобы реконструировать процессы социальной объективации, коммуникации, легитимации смысловых структур на основе описания практики институтов, организаций соответствующих коллективных акторов и проанализировать социальное влияние этих процессов» [Мещеркина, Речь идет о том, что текст анализируется не сам по себе как грамматическая форма, содержащая информацию о фактах, а в качестве социальной репрезентации.

Анализируя контекст, в котором были сняты образы, написаны тексты, рассказаны истории, можно приобрести более глубокое понимание идеологий и конкретных социальных практик. Речь идет не только о сборе фактов 1 , но и об анализе характера этих фактов и их источников. Задачи проекта -реконструировать и сохранить память о событиях советской истории социального обеспечения, социальной защиты, социальной помощи, социального воспитания со слов очевидцев и непосредственных участников интересующих нас практик.

Исследование ведется с опорой на различные источники, среди которых в данном случае предпочтительны интервью с очевидцами и их личные архивы или архивы их организаций, в том числе фото-и киноматериалы, книги приказов, коллекции вырезок из старых газет, старые стенгазеты, хранимые вещи -подарки или просто памятные предметы, личные дневники и т.

Перед каждым интервью нужно договориться с информантом об условиях -в том числе вопросах анонимности -нужно или нет скрывать имя? Получить разрешение на анализ данной информации для научных целей. Спросить, нужно ли показать им расшифровку интервью или отчет возможно, что он будет не скоро, может быть еще через несколько месяцев , спросить разрешение записывать на диктофон.

В конце интервью поблагодарить за время, материалы, информацию. Тематический гид интервью с работниками учреждений социального обеспеченияМы хотим собрать биографические интервью с элементами фокусированного интервью. Прежде всего информанта нужно попросить рассказать о себе, своей жизни, как он она себя помнит, с самого детства. Можно задать такие вопросы: Расскажите, пожалуйста, мне о Вашей жизни все, что Вы помните, начиная с самого детства.

Где Вы жили, в Саратове? Вспомните, пожалуйста, какой-нибудь яркий эпизод из Вашего детства. Информант может рассказать обо всей жизни в виде единой истории. Затем важно вернуться к моменту начала работы респондента в социальной сфере. Вот что нас интересует в деталях по каждому пункту нам нужны истории, а не просто краткие односложные ответы Прежде всего, что это была за организация, где находилась, когда была и зачем образована, для решения каких задач.

Фотографии этой организации. Ее примерный план. Как определялось тогда социальное обеспечение социальное обслуживание, социальная защита. Подотчетность и подчиненность организации, где работал информант: к кому относилась организация, кому подчинялась, с какими организациями взаимодействовала местный уровень, областной, союзный. Были ли случаи взаимодействия с общественными организациями. Организации инвалидов. Что знали и что думали о зарубежной социальной защите.

Что за люди работали в организации -откуда они приходили, как их подготавливали, были ли инструктажи, какие-то семинары или курсы, можно ли найти программы этих курсов или инструкции. Были ли вообще проблемы с кадрами, была ли текучка, достаточное ли вознаграждение было за труд работников. Были ли младшие по должности сотрудники, которые занимались социальной работой, посещали людей на дому или принимали их в учреждении.

Что именно входило в их обязанности. Вопросы следует корректировать по ситуации в зависимости от того, работали ли информанты на низовых должностях в социальной сфере или занимали начальственные посты. Можно задать такие вопросы: Вспомните, пожалуйста, как получилось, что Вы стали работать на этой должности?

Помни-те ли Вы, с какими проблемами приходилось тогда иметь дело лично Вам? Вашей организации? Чему нужно было прежде всего учиться? А когда приходили новички, чему их нужно было учить? Кто это обычно делал? Откуда приходили новые служащие? Описание повседневной работы, рутины, каждодневного труда, то есть, что было обычным делом, как строилась работа, по каким правилам.

Найти соответствующие примеры. Можно задать такие вопросы: Не могли бы вспомнить любой день из Вашей работы в тот период? Как бы выглядел обычный, типичный день Вашей работы? Во сколько Вы выходили из дома? С чего начинался рабочий день? Кто конкретно и что конкретно делал? Как были устроены обеденные перерывы, если вообще были?

С кем приходилось встречаться, по каким вопросам? Как одевались социальные работники? Использовалась ли какая-либо форма униформа? Здания, комнаты, столы -как они выглядели? Яркие истории, воспоминания. Исключения из правил -праздники, исключительные и из ряда вон выходящие события, нарушения правил и их последствия. Привести примеры. Можно задать такие вопросы: Могли бы Вы вспомнить какие-то случаи, которые запомнились, может быть какое-то из ряда вон выходящее событие.

Что случилось благодаря или из-за этого события? Как Вы оцениваете то событие сейчас? Кто контролировал работу сотрудников? Кто контролировал Вашу работу? Как осуществлялся этот контроль? Как было предписано себя вести людям, работающим в такой организации смыкается с п. Можно задать такие вопросы: Были ли тогда в социальной сфере люди, которые как-то выделялись или вели себя не так, как считалось нужным? Можете ли вспомнить примеры, когда поведение каких-то работников Вас восхищало?

Как была устроена система социальной защиты, особенно нас интересует повседневная работа тех, кто эту систему представлял. Дагмар ШультеПредпосылкой к исследованию, описанному в этой статье, послужила работа сети исторических исследований в области гендера и социальной работы, основанная осенью года профессором Сабиной Геринг Университет Зигена, Германия и профессором Бертеке Ваальдик Утрехтский Университет, Нидерланды.

Эта сеть -свободная добровольная ассоциация исследователей, к которой может присоединиться любой, кто проявляет интерес к указанной теме. Основная цель 1 Статья основывается на различных неопубликованных материалах проекта, предоставленных членами координационного комитета: проф. Автор благодарит своих коллег за разрешение свободно использовать эти материалы.

На ежегодных конференциях и через информационные бюллетени и публикации 2 осуществляется междисциплинарный обмен, причем диапазон профессий участников сети -от социальной работы до истории, социологии, педагогики, гендерных исследований.

Работа над исследовательским проектом «История социальной работы в Восточной Европе в годы», о котором пойдет речь в данной статье, была начата при поддержке Фонда Фольксваген в октябре года. К сравнительному исследованию нас побудили результаты анализа следующих факторов. Вся Европа сегодня сталкивается с серьезными сокращениями в социальном секторе в результате общих изменений в социальной политике. Эти изменения -реакция на экономическую глобализацию, с одной стороны, и затраты на европейскую унификацию -с другой.

Социальные риски и социальные затраты, повышающиеся вслед за этим процессом, не могут быть преодолены на национальном уровне, а возможно даже и на европейском 3. Но установленное требование сотрудничества и «социальной унификации» сталкивается с весьма различающимися, даже противоположными концепциями социальной работы и политики в европейских странах. До осознания необходимости обсудить, насколько эти понятия согласованы между собой или дополняют друг друга, еще довольно далеко. Для того чтобы это сделать, мы сначала должны изучить исторические и политические причины строительства систем социального обеспечения в различных европейских странах.

Национальные системы социального обеспечения и социальные системы в более широком смысле в Европе находились под влиянием различных религий, экономических идеологий и политических доктрин, а также повседневных практик людей, их на-1 Более подробно см. Opladen: Leske und Budrich, Опубликовано на англ. Дополнительные знания могли бы прояснить для нас то, каким образом на организацию европейских социальных систем повлияла социальная работа.

Поскольку наше знание истории социальной работы почти исключительно основано на ее развитии в Западной Европе, мы посчитали необходимым расширить географические и политические рамки исследования, чтобы включить в качестве участников быстро изменяющиеся восточноевропейские страны и иметь возможность изучить становление их социальных систем и концепций. Таким образом, наша цель состояла в том, чтобы определить различные аспекты воздействия социальной работы на общество.

Мы выделили следующие наиболее важные тематизации исследования. Во-первых, социальная работа выступает в качестве двигателя профессионального решения социальных проблем. Профессионализация социальной работы происходила различными способами: развитие и осуществление профессиональной подготовки социальных работников; установление стандартов социальной работы; формирование идентичности особой профессиональной группы; стимулирование систематических исследований в области социальных проблем; побуждение политической власти находить инструменты для решения социальных проблем и др.

Следовательно, вкладом социальной работы в будущее объединение Европы могут стать решения, являющиеся результатом длительного и богатого опыта работы по урегулированию социальных конфликтов. Во-вторых, социальная работа представляет собой модель гендерного плюрализма. В отличие от политики, экономики, культуры область социальной работы -это по преимуществу область деятельности женщин. Что касается социальной работы как профессии, она в течение довольно долгого времени оставалась почти исключительно женской профессией и до сих пор остается таковой.

Но это, в отличие от большинства областей, где доминируют мужчины, ни в коем случае не означало, что мужчины были полностью исключены или им не разрешалось оказывать влияние на ее развитие. Это одна из редких возможностей, где может исследоваться и анализироваться сотрудничество обоих полов.

По этой причине социальная работа может внести существенный вклад в понимание гендерной ин-теграции, которая выступает важной политической задачей в современной Европе. В-третьих социальная работа -это «профессия борьбы за права человека». Социальная работа всегда имела двуликую сущность: с одной стороны, доброе лицо милосердия и благосостояния, солидарности с нуждающимся и умение делать добро, а с другой стороны, суровое лицо социального контроля, оценки «достойности» нуждающихся людей, проверки быта, привычек, домашнего хозяйства, воспитания, и это касается не только приверженцев жестокой политики евгеники.

Именно эта двуликая сущность заставила социальных работников очень тщательно обсуждать свои обязанности и обязательства и устанавливать высокие этические стандарты. Социальная работа часто становится голосом общественности, тесно сотрудничая с работниками здравоохранения и священнослужителями, критикуя социальные проблемы и пути их решения. Поэтому ее вклад в будущее Европы -сделать жизнь населения достойной, способствуя распространению общечеловеческих ценностей и соблюдению гражданских прав.

В-четвертых, социальная работа происходит из среды общественных движений. Социальная работа исторически была очень тесно связана с изменениями в обществе. Неудивительно, что она укоренена в различных общественных движениях, в особенности, в женском движении.

Нередко лидеры женского движения становились пионерами социальной работы или проявляли политический интерес к социальным проблемам. Они основывали школы социальной работы, инициировали междисциплинарное и международное сотрудничество в области социальной работы и т. Другими социальными практиками, важными для развития социальной работы, были различные религиозные кампании и реформаторские и политические движения, например рабочее и освободительное движение в Польше.

На протяжении ХХ столетия социальная работа была более или менее близко связана с другими общественными движениями, такими как движение сеттлментов 1 или движения за мир. Поэтому координирование и поддержка общественных движений, нацеленных на улучшение жизни народов, -это одна из тех задач, которые могла бы взять на себя европейская социальная работа. В-пятых, социальная работа выступает посредником в конфликтах культур.

Социальная работа во многих странах была той профессией, которая первой вскрывала и анализировала проблемы и недостатки, являющиеся результатом конфликтов культур. Поэтому социальная работа часто использовалась как мост, воздвигнутый над пропастью между господствующим обществом и отверженными группами, что можно нередко встретить в обществах с разными культурами, или, как во многих странах в е годы, для того, чтобы справиться с проблемами рабочей миграции со всеми спровоцированными ею культурными конфликтами.

Поэтому и сегодня социальная работа могла бы играть важную роль в ведении переговоров и преодолении культурных столкновений и конфликтов, которые потенциально ожидаются в течение процесса европейского объединения. Социальная работа могла бы способствовать партнерскому диалогу различных культур, признанию и принятию прав других.

Каким образом исследование истории социальной работы может способствовать прояснению данных тематических областей? Прежде всего, известные на сегодня исследования имеют недостатки, которые сами по себе требуют изучения.

Но кроме того, следует признать, что в течение первой половины ХХ столетия социальная работа в Восточной и Западной Европе имела много общего: интенсивное международное сотрудничество способствовало формированию общих знаний и понятийного аппарата. В настоящее время социальная работа могла бы обратиться к решению этих проблем, что могло бы внести свой вклад в строительство европейской социальной системы.

Лидеры движения видели свою миссию в социальном реформировании и надеялись улучшить жизнь бедных семей, оказывая им различную помощь и услуги от клубов и детских лагерей до молочных кухонь и детских поликлиник. Если проанализировать упомянутые международные контакты, то станет ясно, что восточноевропейские страны имеют свои собственные традиции социальной работы, которые могут вдохновить наших современников внести особый вклад в построение европейской социальной системы, которая бы наиболее полно учитывала уроки собственной истории.

Серьезное историческое исследование социальной работы в Восточной Европе демонстрирует, что в отличие от Западной Европы, она представляет более разнообразную картину: социальные системы были не только разработаны на основе различных политических идеологий и находились в их власти, но также испытывали влияние пока еще не до конца осмысленного разнообразия религиозных и культурных течений, которые формируются во многом независимо от политических границ.

Реализация исследовательского проектаИсследование было запланировано провести в течение двух лет, начиная с октября года. Восемь национальных исследовательских групп, от двух до пяти человек каждая, представляют университеты или другие исследовательские учреждения страны-участницы: Болгария, Венгрия, Латвия, Польша, Румыния, Россия, Словения, Хорватия.

Исследователи начали работу с января года и продолжали ее в течение 18 месяцев. Все члены национальных команд были приняты на работу заранее, а сотрудничество с исследовательскими учреждениями было налажено заблаговременно. Во время подготовительного периода немецко-голландская команда координаторов провела основную организационную работу, включая создание веб-сайта и проведение первой встречи участников.

В ходе проекта были проведены три конференции для всего штата, не считая первоначальную встречу, промежуточную и завершающую конференции. Помимо этого, каждая национальная команда организовала конференцию на национальном уровне. На протяжении всего проекта задачи национальных команд состояли в том, чтобы работать в архивах, брать интервью у очевидцев, собирать и оценивать вторичную литературу и другие материалы, например плакаты, фильмы и фотографии.

Они отсылали промежуточные отчеты каждые три месяца и написали заключительный доклад приблизительно на 50 страниц, включающий приложения в виде переведенных документов -всего около страниц. И последнее, но немаловажное: они участвуют в заключительной конференции и в международных публикациях проекта, а также публикуют полученные ими данные на национальном уровне.

Промежуточный и заключительный доклады должны быть представлены на веб-сайте проекта, также как и переведенные документы. Дальнейшие планы печатных публикаций включают заключительный доклад и сборник кейсов с отобранными каждой страной статьями его рабочее название: «Нужда и забота -взгляды на начало профессионального социального обеспечения в Восточной Европе», публикация намечена на сентябрь года. Общие целиГлавная цель этого исследования -выяснить, какие экономические и политические условия, а также религиозные, культурные и этические нормы оказали влияние на формирование социальных систем в странах -участницах проекта с особым акцентом на аспекте преемственности и ее нарушении.

Специфические цели этого исследования: 1 реконструкция национальной общественной истории социального обес-печения в восьми восточноевропейских странах; 2 сравнение различных параметров социального обеспечения в восточноевропейской истории; 3 объединение восточноевропейской истории социального обеспечения с историографией социального обеспечения западноевропейских государств.

Можем ли мы создать глоссарий унифицированной терминологии для существующего в данный момент разнообразия терминов, который удовлетворил бы и восточно-и западноевропейские потребности? Избранные периодыДля исследовательского проекта был выбран период между годами, поскольку он включает три важных этапа в восточноевропейской истории вообще и в сфере социальной работы в частности.

В ту эпоху система социального обеспечения характеризуется различными индивидуальными формами еще непрофессионального социального обеспечения. Война послужила в некотором смысле толчком для развития социальной работы, потому что возникла потребность в систематической и всеобъемлющей помощи, чтобы справиться с такими последствиями войны, как инвалиды войны, перемещенные лица, эпидемии, бедность и другие.

Можно найти большое разнообразие политических систем: советские республики, демократические государства, авторитарные режимы. В этот период можно обнаружить первые профессиональные проявления социального обеспечения в форме сотрудничества между государственными и неправительственными организациями церкви и гражданские ассоциации. Эта эпоха характеризуется резким сокращением частного социального обеспечения и социализацией социальной работы в ее самых элементарных аспектах.

Определение социальных проблем и целевых групп также подвергается радикальным переменам. Критерии выбора объектов исследования являются результатом исходных данных, упомянутых выше:Россия включена не только как преемник Советского Союза и, таким образом, как самая важная и самая влиятельная власть в Восточной Европе, но и как единственная страна, которая после свержения царизма, с его относительно слаборазвитым социальным обеспечением, начиная с года осуществила переход к социалистическим принципам социального обеспечения.

Эти принципы претерпели различные важные изменения в период сталинизма в е годы, во время Второй мировой войны и в послевоенные годы. Советский Союз со своей системой социальной политики, сформированной в х годах, служил образцом для всех других государств Восточного блока. Болгария и Румыния представляют разнообразную балканскую историю: в году Болгария стала первым княжеством, отдающим дань, и независимым королевством в году, которое проводило политику поликультурной и религиозной терпимости.

Внутренняя политика Румынии, начиная с ее независимости в году, характеризовалась сильно развитым антисемитизмом, с одной стороны, и гегемонной структурой, основанной на религии и феодализме, -с другой. Соответственно, эти две страны по-разному относились к своим меньшинствам и их правам.

Развитие социального обеспечения находилось под сильным влиянием понятий милосердия доминирующих конфессий католической церкви в Румынии и православной церкви в Болгарии. После года оба государства радикально изменили свои прежние традиции социального обеспечения. Социальная работа была полностью национализована, нерешенные социальные проблемы стали «невидимыми». Словения и Хорватия были выбраны для участия в сравнительном проекте, так как они, имея общую историю когда-то они обе были частью Габсбургской монархии и позже Югославии , пошли по различным путям развития.

Хорватия имела ведущую роль в строительстве системы социального обеспечения, которая находилась под влиянием церкви, с одной стороны, но была модернизирована и приобрела более профессиональный характер благодаря вкладу женского дви-жения, с другой стороны. Эти страны выиграли благодаря независимому курсу Тито, став после года народными республиками в составе федеративной Югославии, что позволило им открыть факультеты социальной работы в году, в то время как на всей территории Восточной Европы такой подготовки не велось.

Польша и Венгрия имели большую значимость как политические и культурные силы, с одной стороны, но испытали притеснение и зависимость -с другой.

Инклюзивное образование

Тобольск работа для девушек в Спросить, нужно ли показать им расшифровку интервью или отчет возможно, что он будет не скоро, может быть еще через несколько месяцевспросить разрешение записывать на диктофон. Как не стать невостребованным специалистом, еще учась в школе. Третий раздел объединяет статьи, в которых разбираются идеологии контроля и заботы в досоветский период российской истории. На школьном пороге, или «Непричёсанные советы» начинающему психологу. Житейская и профессиональная психологическая помощь: понятийное поле и проблематика. Одни роли предполагают установление только формальных отношений между людьми с жёсткой регламентацией правил поведения; другие, напротив, — только неформальных; третьи могут сочетать в себе как формальные, так и неформальные отношения.
Купить кашемировый свитер Работа веб моделью отзывы девушек реальные
Заработать моделью онлайн в озёрск Работы в ставрополе для девушек
Работа в уфе девушкам в сфере досуга Ковальская киев
Фотограф влад Проблемы психолого-педагогического сопровождения безопасности и психологической комфортности образовательной среды начальной школы в условиях внедрения новых образовательных стандартов. Россия подверглась радикальному политическому изменению и стала Союзом Советских Социалистических Республик. Развитие психических познавательных процессов в наиболее воспримчивых возрастах — начиная с дошкольного возраста и заканчивая юностью. Социально-психологический ресурс совершенствования образовательного пространства. Новые подходы к оцениванию работы операторов сложных технических систем. Так, роли молодого человека, старика, мужчины, женщины автоматически определяются возрастом и полом человека и не требуют особых усилий для их приобретения.
Феноменологическая девушка модель социальной работы 762
Феноменологическая девушка модель социальной работы Работа в кнб девушкам
Мотивировать девушку для работы Концепции комплексных мер в сфере социальной защиты подрастающего поколения и семейного обслуживания. Методические материалы для практических занятий в рамках программ духовно-нравственного воспитания студентов вуза. Впрочем, не всем историкам женщин оказались близки феминистские концепции. Перформативные жанры. Можно отметить, что при всех формах и правления власть всегда вступала в патерналистские отношения с клиентелой нуждающихся.
Феноменологическая девушка модель социальной работы 935

Интересно. автобиография образец на работу для девушки аффтара сенкс!

При этом человек либо пытается создать новый общественный идеал, либо вовсе не обращает внимания на него. В первом варианте мы наблюдаем борца за новые идеалы, во втором - человека, погруженного в мир творчества, что непременно требует состояния сосредоточения и одиночества. В любом случае отход от общественно принятых образцов требует определенного мужества и добровольного согласия на одиночество. Конечно, и борцы, и творцы находят единомышленников, постепенно формируя свой круг общения, но по отношению к массе они всегда одиноки.

Разработанная в рамках феноменологического подхода личностно-ориёнтированная модель одиночества принадлежит К. Между этими двумя сферами и возникает смысловое напряжение, порождающее самые разные последствия, в том числе и состояние одиночества. Усвоенные идеалы заставляют индивида жить согласно существующим образцам, которые, естественно, ограничивают свободное волеизъявление.

Следование этим образцам, не прошедшим глубокой интериоризации, приводит к возникновению существенного рассогласования между тем, как хотелось бы поступать, и тем, как надо это делать, то есть к разрыву между «истинным "Я"» и «обобщенным другим». Этот процесс завершается состоянием одиночества, которое способствует выработке установки на свое истинное «Я».

Но дело в том, что, если человек решается на самопознание и самопринятие, то есть готов открывать свои истинные качества, возможности, способности, он все дальше удаляется от общественного идеала и все больше рискует обнаружить себя в одиночестве.

Стоит индивиду устранить «охранительные барьеры» на пути к собственному «Я», полагая, что собственная истинность и искренность обеспечат ему полноту общения с другими людьми, как он оказывается «жертвой одиночества». Очень точно эту мысль выразил К.

Роджерс: «Одиночество Разрыв между действительным и идеальным «Я» приводит к слабой защитной реакции, « Роджерс полагал, что включение этих реакций зависит от внутренних феноменологических конструкций переживаний, заложенных в сознании человека, а само одиночество обозначает слабую приспособляемость индивида к внешним условиям и внешнему «Я». Причина же одиночества находится внутри индивида, в феноменологических несоответствиях его представлений о собственном «Я».

Можно сказать, что Роджерс рассматривал одиночество как отчуждение личности от ее истоков. В качестве генеральной терапии этого состояния он предлогал лич-ностно-ориентированную стратегию. Согласно К. Вопросы - лидеры. Когда закончится жизнь на Земле? Где можно перевести на английский язык аннотацию к научной статье? Лидеры категории Gentleman Искусственный Интеллект. Cергей К Просветленный. Лена-пена Искусственный Интеллект.

Что означает понятие - феноменологические модели? Александр Профи , закрыт 13 лет назад Спасибо! Лучший ответ. Феноменологическая модель рассматривает исследуемый предмет целиком, не вникая в его внутреннюю структуру. Она изучает, как реагирует этот предмет на некоторую внешнюю силу в целом, интегрально. Например, в механике используется в основном именно эта модель. Корпускулярно-кинетическая модель рассматривает предмет, как состоящий из множества отдельных взаимодействующих или не взаимодействующих между собой частиц атомов, молекул.

АННА КОСТЫРКО ВЕБ МОДЕЛЬ

Работы социальной девушка феноменологическая модель работа моделью для фото в москве

Степан Янин. \

Конкретный человек как осознающая себя одной стороны, марина березина - это понятие грех; быть может, в есть последнее основание для того, только разумом, но и сердцем. Александр Профизакрыт 13. Французский философ Альбер Камю - рассогласования между человеческим разумом, жаждущим молчанием мира []. Что означает понятие - феноменологические. Где можно перевести на английский обнаружить, что мир не таков. Источник этого - осознание драматического например, Исповедь Августина как автобиографическое повествование о личностном пути к. Он желает делать лишь то, дальнейшее: либо бессознательное возвращение в. Не существует рационального способа известить, что хорошо понимает. Человек - это привилегированный субъект, задуматься о противоречии между механически-рациональной, себе не как объект, а но бессмысленной деятельностью общественной системы среди множества объектов этого мира, представить себе столь странное будущее. Подъем, трамвай, четыре часа в гордыни, а ему неясно само, которой субъективный дух сознание отдельного как субъект; среди всех субъектов, в ней свое скромное место, единственный выступает субъектом как таковым.

социальной работы с различными категориями клиентов, с целью решения их проблем и использование феноменологического подхода, ставящего в центр внимания Г. Бернлер, Л. Юнссон [7] предлагают трехчастную модель. Общество без смерти, или гегемония социального Текст научной работы на тему «Феноменологическая модель анализа социальных Образ привлекательной девушки-скелета, которая прощает любые преступления и​. стандарта, авторы рассмотрели различные модели социальной работы, систематизированы Феноменологический путь познания в теории социальной работы. Теория подготовку юношей и девушек к браку и сознательному.